https://24news.volyn.ua
Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Онкологи открыли новые возможности в работе с пациентами

— Каждого пациента встречаем теперь, как дорогого гостя, — смеется главный врач Виктория Владимировна Дворниченко. — Видите, какие довольные все? Приятно людям внимание…

Фото: Липецкий областной Совет депутатов Липецким медикам доплатят за раннюю диагностику онкологии

На самом деле, дежурный врач за несколько минут успевает проделать колоссальную аналитическую работу — изучив данные исследований, результаты анализов и заключения нескольких узких специалистов, принять решение о необходимости консультации или дополнительной диагностики в Областном онкодиспансере. За четверть часа он управился с пятью посетителями: четверых запустил внутрь, а Галину Ершову решительно развернул. Но пенсионерка, что удивительно, не обиделась.

— Да пятна какие-то на руках у меня! — объяснила она. — И никак не выведу, чем только не мазала уже. Решила проверить, вдруг рак? Анализы сдала в частной клинике, пришла. А тут вон какие дела. Но доктор хороший, все посмотрел внимательно: нет, говорит, бабушка, у тебя никакой онкологии, а биохимию свою повесь на грудь, как орден, и гордись — не у каждого такие хорошие показатели. Уж если сильно беспокоишься — направление нужно из поликлиники…

— Есть такие, кто сам себе диагноз ставит, — объясняет Константин Пестерев, дежурный онколог. — Их, конечно, домой отправляю. Но большинство идет с направлениями от специалистов нашего профиля.

В день на этот пост приходит до 100 человек, врач дежурит в тамбуре четыре часа. Значит, около 50 человек дежурный доктор должен пропустить через себя: не только посмотреть пухлые папки с выписками, но и выслушать каждого, подбодрить словом и улыбкой и проследить, чтобы надели бахилы, обработали руки и натянули маску на нос.

— Стараюсь быть человеком, — шутит Константин.

Фото: Сергей Михеев/РГ Онколог предостерег от самодеятельной витаминизации во время COVID-19

В этой шутке много правды — выглядит врач и вправду жутковато: на лице — пластиковое забрало, на руках — перчатки, на плечах защитный одноразовый халат поверх белого. Но вариантов нет: он должен быть надежно защищен, чтобы полностью исключить риск передачи COVID-19.

— Мы не прекращали работать ни на один день. Просто организовали процесс так, чтобы не допускать скопления людей при поступлении на лечение или консультацию, — подчеркивает Виктория Владимировна. — Сейчас у нас в Иркутске при общем фонде в 525 коек занято около 500. Проводятся операции, сеансы химиотерапии, лучевой терапии. Как было у нас до ограничений 300 операций в неделю, так и осталось.

Процесс организован предельно четко. Тем, кому операция уже была назначена, лично звонит заведующий отделением: расспрашивает, инструктирует, если необходимо, записывает на недостающие исследования в диспансере, затем согласовывает день и час прибытия на госпитализацию.

— Наши пациенты очень уязвимы, — поясняет главврач. — Они в зоне риска, иммунитет у онкологических больных всегда снижен. Но в каких-то случаях рак ждать не может. Поэтому работаем с каждым индивидуально. Коронавирус нам, можно сказать, глаза открыл — теперь только так и будем работать.

Для этого, по словам Виктории Дворниченко, Областному онкодиспансеру пришлось перестроить работу с городскими и районными больницами.

Фото: Александр Корольков Детские онкологи сплотились, чтобы коронавирус не помешал лечению

— Уж если отправляете больного в областную клинику, будьте любезны обследовать его полностью, насколько позволяет материально-техническая база. У большинства медучреждений все возможности для этого есть. Если нет — отправляйте к нам. Но таких больниц в регионе сейчас единицы. В ряде случаев можем подключить и телемедицину. Наши специалисты всегда помогут, если есть какие-то сомнения. Что дальше? Дальше решаем: срочный случай, или дело терпит? Если срочный, принимаем решение о госпитализации. Но там, где можно подождать, ждем. Рак легких, например, может развиваться в течение 25 лет. И что тут два-три месяца изменят?

Именно эти меры помогли упорядочить поток пациентов.

— Режим повышенной готовности дал коллективу возможность рационально и, главное, безопасно перестроить маршрутизацию пациентов, — считает главврач. — И у нас есть все основания, а главное, желание, применять эту схему в дальнейшем, после снятия ограничений.

Судя по отзывам пациентов, это действительно удобно.

— У меня подтвержденный диагноз, рак молочной железы, первая стадия, — тихо говорит иркутянка Людмила. — Неладное заподозрила примерно полгода назад, да все было некогда. К счастью, в марте был профосмотр — гинеколог направила к маммографию, там-то и увидели опухоль. За две недели удалось пройти все обследования — спасибо врачам онкоцентра, многое сделали здесь. Операцию планировали на апрель. И тут — самоизоляция и вот это все. Меня просто накрыло — мне казалось, время уходит, опухоль растет… И вот неделю назад позвонила завотделением: вам назначена операция. Я сперва не поверила: как? И знаете, как-то сразу успокоилась, страх прошел.

Фото: Константин Завражин / РГ Какие коррективы вносит коронавирус в оказание помощи онкопациентам

Пациенты, прибывающие на госпитализацию, попадают в здание через отдельный вход — крайне важно минимизировать все контакты, исключить риск инфицирования коранавирусом. И получается, что пациент находится в приемном покое один. Врач проводит ставший уже привычным "противоэпидемический" ритуал, оформляет документы — и Людмила идет в палату.

— Все будет хорошо, — напутствует ее главный врач. — Вовремя выявленный рак успешно лечится. Дней через десять выпишем.

На всякий случай в приемном покое оборудован изоляционный бокс.

— Надеемся, что не понадобится, — говорит дежурящий на приеме хирург Роман Брызгалов. — Но если мы заподозрим у пациента COVID-19, то он остается здесь. План действий на этот случай у нас есть: вызываем скорую и отправляем больного в инфекционную больницу.

Что касается паллиативных пациентов, к ним на дом в случае необходимости выезжают специальные бригады.

— Скорую не дергаем, — уточняет Виктория Дворниченко. — У них и без этого напряженно. Работаем с поликлиниками — у многих есть машины, задействуем свой транспорт. Наша задача — никого не оставить без внимания. Стараемся, чтобы наши пациенты в это непростое время чувствовали нашу заботу, для них это особенно важно.

Все материалы сюжета "COVID-19. Мы справимся!" читайте здесь.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *